Письма Георгия Клименюка Шарлотте Бишоф

Поздно осенью 1941 года меня во второй раз везли в Германию. Эшелон с рабочими из Франции и Бельгии остановился в Берлине. После распределения рабочих по разным предприятиям я попал в авторемонтную мастерскую "Гебрюдер Битрих".
Битрих, принявший нас, 2х французов и 2х бельгийцев студентов сказал: "я понимаю что вам трудно в разлуке с домом и семьей, но не от нас зависит происходящее... что касается меня то я буду стараться облегчить ваше положение"... так приблизительно я понял его слова не обладая знаниями немецкого языка.
Первые дни нас кормила женщина жившая в этом дворе. После Верне и Спергау эта пища мне казалась хорошей, но французы и бельгийцы отказывались ее есть и тогда Битрих выдал всем карточки на продукты и разрешил выход в город.
Французы не утруждали себя работой и часто засыпали забравшись в автомашину или под автомобилем. Мастер Омонский кричал на них, но отвернувшись подмигивал, на том все и кончалось.
Однажды я ремонтировал автомобиль офицера С.Д. и забыл поставить шпонку крепления руля и он разбил свой автомобиль. Ворвавшись в контору Битриха он орал как оглашенный. Я находился во дворе и слышал разговор. Битрих сказал: "Я не хотел иностранных рабочих, но фюрер приказал, так что же вы хотите от французов. Вашу машину отремонтирует сам мастер".
Дробязгин работал в районе Трептовер Парк, его хозяином был нацист со всеми вытекающими последствиями. Я попросил Битриха устроить Михаила у нас и он его устроил.
С первых дней работы Битрих дал нам радиоприемник: "чтобы вы слушали Париж". Советские и союзные станции глушились страшными шумами, но я нашел радио-Женеву и слушал сводки совинформ бюро, записывал и передавал товарищам которые собирались у меня на чердаке: Миронов, Михневич, Лейбенко, Дробязгин, Стадник, доктор Могилевский и часто приходил Алексей Кочетков он приносил газету "Иннере Фронт" и листовки. Газету я передавал Омонскому.
В конце 1942 г. в Берлин приехали французские артисты. Одна из них Лилиан Троян пришла к Битрихам. Она назвалась подругой жены Клименюк и просила свидания с ним. Фрау Битрих и ее мужа пригласила в театр. Они были на спектакле, остались довольны. Потом Люся? хорошо о Битрих отзывалась.
Весной 1943 г. в контору приехали два мотоциклиста полицейские. Вызвали мастера Омонского. Через некоторое время мастер вернулся, он подошел ко мне, он был бледный и взволнован и чтобы другие не слышали сказал: "полиция, за тобой, если не хочешь нас погубить молчи и ничего не говори."
Полицейские оставались долго. Я ожидал ареста. Бежать было некуда. Пережил очень много. Наконец полицейские вышли, завели мотоциклы и уехали. Пришел Омонский - "заводи мотор" - я завел, сел за руль и мы выехали за ворота.
По дороге Омонский сказал: "Благодари Битриха, он тебя спас". Через некоторое время Битрих сказал: "парижская полиция сообщила что вы коммунист, я им ответил: вполне возможно там полно евреев и плутократов, а здесь ничего этого нет. Он работает и ни в чем предосудительном не замечен."
После этого наша организация самораспустилась. Битрих исхлопотал мне отпуск во Францию и я уехал и условным письмом вызвал своих товарищей. Где в середине 1943 г. создали "Союз русских Патриотов", сыгравший видную роль во французском сопротивлении.
Дорогая фрау Бишоф я видел немецких рабочих антигитлеровцев, но Битрих был хозяином и у меня осталось очень хорошее о нем впечатление. И еще в мастерской сборкой и регулировкой моторов занимался молодой интеллигентного вида человек. Он говорил по французски, с другими рабочими разговаривал мало. Как то он сказал мне что был в Париже в чине унтерофицера, но потом его отчислили из Вермахта за то, что его бабушка была не арийкой. Мы с ним сдружились. Он часто приносил сведения с фронтов. Он не знал, что я слушаю радио и рассказывал как с Гитлером происходят припадки ярости. Он очень ненавидел нацистов и едва скрывал свой восторг при известиях о поражении Вермахта.
Как его зовут? где он? жив ли Битрих? привет фрау Битрих. Она часто бывала в конторе, наверное помогала мужу в работе.

С уважением [подпись]