"Комсомольская Правда", 6 июня 1964 г., стр. 3
 

НЕУЛОВИМЫЙ АЛЕКС

 
   В Политиздате готовится к печати книжка В. Томина и С. Грабовского «По следам героев берлинского подполья». В ней рассказывается о своеобразной интернациональном подполье, которое действовало в самом сердце гитлеровской Германии. Ниже мы приводим отрывок из этой книги.
 
   АЛЕКСЕЙ КОЧЕТКОВ с волнением читал письмо, полученное из Западного Берлина... Писал старый товарищ, с которым его свела в годы войны судьба...
   «Дорогой камрад Алекс. Я все еще живу в Нейкельне,— говорилось в письме.— Жаль, что из этого старого рабочего района, известного тебе еще с мрачных времен фашизма, я не могу сообщить ничего веселого. Старые враги Германии все еще более или менее задают здесь тон. Но так долго продолжаться не будет, я уверен. Об этом позаботятся сами немецкие рабочие...
   Вот уже шесть лет я являюсь работником «Общества германо-советской дружбы» и хотел бы остаться им как можно дольше.
   Большой привет от имени всех немецких антифашистов, которым ты так много помог...
   Твой друг Отто Грабовски».
 
   СУДЬБА АЛЕКСЕЯ сложилась необычно. До войны он жил в Риге, откуда уехал во Францию учиться. Студент Национального агрономического института, двадцатидвухлетний Алексей в 1935 году был одним из руководителей комсомола в Латинском квартале Парижа.
   Неугомонное комсомольское сердце ведет его в Испанию. Там Алексей стал бойцом одной из интербригад.
   После того как Франко удалось захватить власть, многие участники антифашистской борьбы были интернированы во французских лагерях. Кочетков оказался в Вернэ. Вместе с другими антифашистами-иностранцами весной 1941 года его вывезли на принудительный труд в Германию.
   Вероломное нападение фашистской Германии на Советский Союз явилось полной неожиданностью для большинства рабочих трансформаторного завода в Обершеневейде, где работал Алексей Кочетков. Он стал усиленно искать контакта с немецкими коммунистами. Вскоре с помощью пожилого кладовщика Фридриха Муравского, работавшего на их заводе АЕГ-ТРО, ему удалось добиться цели.
   В первую субботу сентября 1941 года после работы Кочетков зашел за Муравским на склад, и они вместе вышли с завода. Недалеко от Фрейдигштрассе, где жил Муравский, около канала на скамейке сидел какой-то человек. Он был среднего роста, худощавый, в темном элегантном плаще. Муравский представил ему «камрада Алекса».
   — Отто Грабовски,— назвал тот себя.
   Как узнал Алексей позднее, это был коммунист, рабочий-маляр, один из руководителей подпольной антифашистской группы «Иннере Фронт», основанной им еще до начала второй мировой войны совместно с журналистом Джоном Зигом. Эта группа тесно сотрудничала с берлинской антифашистской организацией, возглавляемой обер-лейтенантом Харро Шульце-Бойзеном и доктором Арвидом Харнаком.
 
   ЧЕРЕЗ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ Алексей и его друзья (рабочие-коммунисты разных национальностей, работавшие на том же заводе) получили первое серьезнее задание. Отто Грабовски попросил расклеить листовки в юго-восточном районе Берлина. Они были напечатаны на маленьких листках, размером с ладонь. Надпись по-немецки: «Гитлер ведет нас в катастрофе». Листки, около 20 штук, были уложены в металлическую коробку (чтобы от них можно было сразу избавиться при встрече с полицией иди гестапо). Вместе с коробкой Отто передал Алексею клок мокрой ваты. Ею надлежало смачивать обратную сторону листовки перед тем, как прилепить к стене. Грабовски объяснил также, что расклеивать листовки надо в перчатках, чтобы не оставлять на бумаге отпечатков пальцев.
   Расклейку листовок Отто Грабовски просил произвести через два дня, в воскресенье, по возможности во всем Нейкельнском районе, в один и тот же час — вечером.
   Раздав листовки членам своей группы, Алексей несколько штук взял себе. Он выбрал Иоганнисталь и Нидершеневейде. Эти места были хорошо знакомы ему.
   В то холодное зимнее воскресенье на улицах было мало народу: пасмурная погода не располагала к прогулкам. Лизнув языком обратную сторону листовки (так было удобнее, вату он давно бросил), Алексей пришлепнул ее прямо на театральную афишу.
   Кочетков зашагал дальше по пустынной улице, как вдруг неожиданно почувствовал, что сзади его догоняет автомашина. «Неужели выследили?» — молнией мелькнула мысль. Неуловимым движением руки избавился от металлической коробки — она мягко упала в снежный сугроб у забора.
   Машина, скрипнув тормозами, остановилась. Дверца открылась. Пьяные офицеры вермахта, проклиная   затемнение, попросили его указать, где находится Феликсштрассе. Кочетков объяснил:
   — Прямо вперед, вторая направо.
   Автомобиль уехал. Алексей вытащил из снега коробку. У него оставалась еще одна — последняя листовка. Наклеил ее на перила моста через Шпрее, около трансформаторного завода в Обершеневейде.
   Вся группа «камрада Алекса» первой задание выполнила успешно. Георгий Клименюк наклеил листовки на здании табачной фабрики «Юно» и на скамейках в садике возле набережной Шпрее. Марио и Пепе также сделали свое дело.
 
   МНОГО ПОДВИГОВ совершили отважные подпольщики. Но в конце концов гитлеровским ищейкам удалось напасть на след. 30 августа 1942 года обер-лейтенант военно-воздушных сил Харро Шульце-Бойзен был арестован гестаповцами в своем служебном кабинете в здании имперского министерства авиации. Схватили и его сподвижника д-ра Арвида Харнака.
   В те же дни были арестованы выдающиеся деятели Германской компартии, редакторы «Роте Фане» и подпольных изданий «Иннере Фронт» — В. Гуземан, В. Гуддорф, М. Вейзе и другие подпольщики. Их подвергли зверским пыткам и истязаниям.
   22 декабря 1942 года X. Шульце-Бойзен, А. Харнак и их соратники были повешены эсэсовскими палачами. Они умерли как герои, как бойцы, сражавшиеся во имя новой, демократической Германии.
 
   УДАРЫ, нанесенные гестапо, разрушили организацию Х. Шульце-Бойзена и А. Харнака. Погибли многие, но оставшиеся  в живых не прекращали героической борьбы. Антифашистская деятельность группы «Иннере Фронт» не угасла, коммунисты Отто Грабовски, Шарлотта Бишофф и другие патриоты продолжали дело павших товарищей.
   Летом 1943 года по вызову друзей — французских коммунистов Алексей Кочетков сумел перебраться в   Париж. В качестве инструктора ЦК ФКП он принял активное участие в создании партизанских отрядов из советских граждан, бежавших из фашистского плена.
   В 1945 г. Алексей вернулся на Родину.
   В настоящее время А. Н. Кочетков живет в Риге. Как и все мы, ежедневно ходит на работу. Никто из сослуживцев и не догадывается, что этот удивительно скромный и по-юношески застенчивый человек двадцать лет тому назад с невероятным самообладанием и мужеством сражался за нашу победу, находясь в самом логове врага...
В.ТОМИН