"Советская Латвия", 24 сентября 1972 года, стр. 4

На дорогах жизни

Память Сердца

 
В Риге у борта теплохода «Фёлькерфройндшафт» («Дружба народов») встретились герои берлинского подполья Мария Крюгер и Алексей Кочетков
 
   ...Они не виделись никогда в жизни, хотя работали рядом и знали многое друг о друге. Работали в Берлине, в годы войны, когда германская столица, была еще логовом фашистского зверя. Само участие в движении Сопротивления на территории Германии в ту тяжкую годину было настоящим подвигом. Но патриоты меньше всего думали о славе. И вот понадобилось много долгих лет исканий, кропотливого труда историков, следопытов, журналистов и писателей, чтобы вырвать из небытия многих участников Сопротивления — героев берлинского подполья, воздать им должное. Три года спустя за активное участие в борьбе против фашизма, помощь Советскому Союзу в период Великой Отечественной войны и проявленные при этом мужество, инициативу и стойкость Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами нашей страны группу немецких граждан. Не забыты заслуги Марии Крюгер и Алексея Кочеткова. Они удостоены наград ГДР. О них, о их боевых друзьях написаны книга, множество статей. Алексею Николаевичу посвящен документальный фильм обошедший экраны многих стран мира...
   Как рижанин Кочетков оказался в Берлине?
   На этот вопрос газета «Советская Латвия» в свое время дала довольно подробный ответ. Напомню лишь некоторые штрихи необычной биографии нашего земляка.
   Судьба не баловала Кочеткова. Словно щепку в бушующем океане, бросала его по белому свету. Алексей рано лишился отца. В памяти остались лишь его рассказы о России и штурме Зимнего, о лихих походах в гражданскую войну. Мать вышла замуж за иностранца: так
Кочетков оказался в Латвии.
   В  тридцатые годы, закончив гимназию, Алексей решил поискать счастья в другой стране. Он отправился во французский город Тулузу. С этим городом связаны воспоминания о не всегда сытой студенческой жизни, о первых радостях познания.
   В Тулузе Алексей — студент Агрономического института — впервые познакомился с коммунистами. Бурные события, которые в те годы переживала Франция, не могли не захватить свободолюбивого парня. И он вместе со всеми выходил на демонстрации, участвовал в забастовках, распространял прокламации, призывавшие французов сказать свое твердое «нет» фашизму.
   В конце 1935 года Кочетков оказался в Париже, где вновь стал свидетелем небывалого революционного подъема. И не только свидетелем. Энтузиазм антифашистов увлек его. Он вступил в комсомол.
   В это время Алексей оформлял документы на выезд в Советский Союз. Но случилось непредвиденное. Вспыхнул фашистский мятеж в Испании. У Пиренеев шла борьба за жизнь республики. Кочетков стал интербригадовцем, на полях сражений встретил многих своих земляков, помогавших испанским друзьям сражаться с фашистами.
   После падения Испанской Республики Кочетков оказался во французском концлагере Вернэ. А потом по совету руководителей «Союза друзей Советской Родины отправляется в Германию. В Берлине тогда было советское посольство, можно было хлопотать о возвращении в Латвию.
   Через несколько месяцев началась война. В фашистском логове оказался русский человек, французский комсомолец, боец народной Испании!
   Прошло немало томительных дней, прежде чем Алексей Кочетков, с помощью своего товарища по работе на трансформаторном заводе «АЕГ—ТРО» Фридриха Муравске сблизился с руководством подпольной антифашистской группы «Иннере Фронт» («Внутренний фронт»), с мужественными борцами Сопротивления Отто и Максом Грабовски, Гербертом Грассе и другими. Он расклеивал антифашистский листовки, издававшиеся на пяти языках, писал воззвания, призывавшие рабочих-иностранцев вредить фашистскому рейху. Кочетков, знавший французский, немецкий, итальянский, испанский, чешский и другие языки, быстро сдружился со многими антифашистами, вовлек их в «Иннере фронт». «Камрад Алекс» (под таким именем знали Кочеткова участники Сопротивления) писал статьи в журнал «Иннере фронт», многое делал по распространению этого подпольного издания.
   После войны Алексей Николаевич вернулся в Ригу. Много лет работал в Головном конструкторском бюро сельхозмашиностроения Северо-Запада. Теперь он персональный пенсионер.
   Немецкие историки разыскали Кочеткова, пригласили его в свою страну. В Берлине тепло и сердечно встретили «камрада Алекса». Он побывал на трансформаторном заводе, где действовала его подпольная ячейка, увидел соратников по борьбе Макса Грабовски, Шарлотту Бишофф и других. К сожалению, не пришлось тогда увидеться с Марией Крюгер. Встреча прошла недавно в Риге, и мне посчастливилось быть ее свидетелем.
   Несколько часов мы были вместе: осматривали город, бродили по Комсомольской набережной, стояли у монументов Саласпилса. И, конечно, «камрад Алекс» и Мария Крюгер не могли наговориться.
   ..Муж Марии — Вилли был матросом кайзеровского флота. В 1917 году он оказался в Севастополе, был свидетелем преобразования России. Крюгер познакомился со многими русскими рабочими и вместе с ними сражался за народную власть. В 1920 году, вернувшись на родину, Вилли вступил в ряды Коммунистической партии Германий. Его примеру последовала Мария.
   Много раз Крюгер избирался секретарем партийной ячейки. Был он и членом забастовочного комитета. Был Вилли знаком с Георгием Димитровым. Встречи с этим выдающимся революционером помогли рабочему-вагоновожатому Крюгеру глубже понять события, происходящие в Германии, занять свое место в рядах антифашистов.
   В суровые годы гитлеризма Вилли возглавлял подпольную коммунистическую организацию крупного берлинского района Шёнеберг-Фриденау. Его неоднократно подвергали аресту, но отличному конспиратору удавалось вырываться из лап гестаповцев.
   Мария всегда помогала мужу, была в курсе его партийных дел. И когда в тридцать пятом году Вилли осудили на пять лет каторжной тюрьмы, а спустя два года заключения еще добавили шесть лет, Мария не отказалась от своих убеждений. Наоборот, активизировала свою подпольную работу.
   В канун нападения на Советский Союз Гитлер вдруг решил «показать», что в Германии прекращен террор. Из концлагерей и тюрем были выпущены некоторые коммунисты. Так оказался на свободе и Вилли.
   Крюгер отлично понимал, что гестаповцы зорко будут следить за ним, но тем не менее не отказывался от борьбы. На его квартире не раз проходили совещания руководителей     берлинского подполья. Его семья вылечила и спасла от неминуемой гибели раненного советского летчика, спустившегося в Берлине с подбитого бомбардировщика. Коммунисты Вилли и Мария и их сын Курт состояли в подпольной антифашисткой группе, действовавшей в тесном взаимодействии с «Иннере Фронт», куда входил «камрад Алекс».
   ...Мы молча шли мимо монументов Саласпилса. И вдруг Мария нарушила молчание:
— Разреши. Алекс, подаренные тобой алые гвоздики оставить здесь...
   Седая женщина склонилась у памятника, где когда-то были детские бараки концлагеря, возложила цветы.
— Как все это мне знакомо. — говорит Мария.
   Она вспоминает своих друзей по концлагерю Равенсбрук, кула бросили ее гитлеровцы. Особенно Розу Тельман — жену и боевого друга прославленного вождя немецких коммунистов.
   У борта теплохода «Фёлькерфройндшафт» Мария познакомила меня со своими спутниками по круизу — с Анной Зиндерман и Шарлоттой Уриг, Гертрудой Маркс, Эльзой Фугер и другими. Все они были узниками фашистских концлагерей.
   — После войны, — вспоминает Мария, — мой муж много работал по созданию народной власти. Потом служил в армий, был полковником. Наш сын Курт пошел по стопам отца, тоже стал военным. Несколько лет тому назад мы похоронили Вилли...
   Марии Крюгер сейчас 76 лет. Она ведет большую общественную работу, является активистом общества «ГДР—СССР». Много раз путешествовала по нашей стране. Была в Ленинграде и Москве, в Средней Азии и в Сибири. В Риге она впервые.
   — Мне очень понравился ваш город, — сказала Мария. — Я полюбила его. Постараюсь еще много раз побывать у вас: в Риге у меня много искренних друзей. В Риге живет наш «камрад Алекс».
Я. Мотель